Фильм "Не отпускай меня": агония Амура. Марку Романеку - 50!

Краснодар. 20 сен. - Кубань-шоу. Эксклюзив.

 

Спасение одной жизни ценой уничтожения другой – выбор чудовищный и предполагающий серьезной полемики. Создание донорской массы, заведомо отправляемый «на убой», вероятно, осчастливит тех,, кто мечтает о вечном существовании. Увы, его нет, и природа вряд ли допустит такое развитие событий. Однако грезы о продлении земного бытия не покидают человечество. Оно постоянно агонизирует, выбрасывая из чрева утопий новые способы панацеи. Экранизация труда нобелевского лауреата (господина Иссигуро) имени бессмертной композиции Джуди Бриджуотер задает извечные вопросы о второстепенности мирского процесса.

 

Они – мертвы. Персонажи, обреченные на смерть, покорны и бессловесны. Их рты на замке. Время ускоряет бег, пугая ритмом обратного отсчета. Союзникам тут не место, а чудесные мгновения дружбы обрываются повесткой из госпиталя. Марк Романек не пользуется эмоциональными кадрами, притупляя неизбежность обывательскими взаимоотношениями. Одиночество и одиозный любовный треугольник, отдающий оттенками грубоватой копии (не в смысле режиссерских недоработок, а в контексте поведения действующих лиц). Амурная линия от нежного возраста до позднего подросткового периода видится каждому в ином свете. Разбрасывая сердца, словно кегли, безжалостный шар разрушает отчаянные попытки принять выбор объекта обожания.

 

Первичные мотивы романтического влечения выходят на авансцену, игнорируя «портреты» капельниц и больничных коек. Не насыщая картину рвотными элементами интерьера, недавний юбиляр нарочито отодвигает могильную обстановку. Назойливо, с обреченной настойчивостью, он умоляет загнанное «трио» наслаждаться кульминацией физического эпилога.

 

К несчастью, распределение слишком неравномерно. 1 плюс 2 в конкретном случае равно не то что бы – два, но и на всех счастье не разделить. Позже – арифметика становится более примитивной. Правда, мост для опоздавших закрыт. Неустойчивая конструкция сгорает мгновенно – пафосно и церемониально. Языки пламени касаются рук, не торопясь перекинуться на плоть. Девушка ждет, вглядываясь в микроскопический мираж, осознавая печаль незавидной участи. Демоны плачут, хотя у них нет права на помилование.

 

Следует отметить киноверсия знаменитого литературного произведения, несмотря на выстроенную драматургию, вовсе не предсказуемо. Апофеоз ленты бьет кулаком по столу, туманно вырисовывая очередной фантом. Небо. Закат. Что дальше?

 

Дмитрий Шутов, Анастасия Блинова  

20.09.2018 20:30

Другие новости по теме: Кино

Лента новостей

Развлечения и отдых

Спец. проект
Наверх