Проект "Интервью с небес". Марио Ланца.

Краснодар. 22 июл. - Кубань-шоу. Эксклюзив.

 

Многие журналисты мечтают о создании машины времени, дабы иметь возможность пообщаться с кумиром прошлого. К несчастию, ученые далеки от ввода в эксплуатацию фантастического изделия. Однако «Кубань-шоу» приняло решение запустить проект под символичным названием «Интервью с небес». На основе официальных материалов мы попробуем реализовать идею диалога с великими людьми, покинувшими этот мир. Первым в списке «визави» легендарный певец и актер – Марио Ланца (Альфредо Кокоца – наст.)

 

- Марио, Ваш талант раскрылся абсолютно внезапно и не так уж рано. Имеет ли значение в каком возрасте проявляется певческие способности?

 

- Однозначного ответа нет. В принципе, я начал подавать большие надежды в довольно нежном возрасте. Вряд ли период полового созревания следует считать эпохой, когда я накопил серьезный опыт. Что касается моего отношения к раннему или позднему успеху, то известность сама тебя выберет. Признание аудитории не ориентируется на записи в метрике.

 

 - Несмотря на то, что вы родились в семье военного – о Вашей нелюбви к муштре ходили легенды. Вы полагаете, жесткий надзор вредит свободе творчества?

 

 - Если говорить о контрактах с «воротилами шоу-бизнеса», то они меня всегда угнетали и нервировали. Впрочем, в определенном смысле, некоторая саморегуляция необходима. Думаю, она никак не влияет на силу созидания. Скажем, я периодически полнел, и мне приходилось приводить себя в порядок. Никаких надзирателей рядом не находилось.

 

- Вы всегда чувствовали себя «вольной птицей», но не смогли преодолеть психологические трудности, связанные с боязнью сцены. То есть, можно сказать, борьба с самим собой оказалась наиболее тягостной?

 

 - Безусловно, сражение с собственным «я», порой, выглядело безнадежным. Я пытался надеть маску весельчака, изображать непосредственность. Лишь очень близкие люди понимали – это клоунада имени Марио Ланца. По большому счету, страх «подмостков» расположился в моей душе на постоянной основе.

 

 - Ваши роли в кино казались бесподобными. Особенно перевоплощение в великого Карузо. Хотя, можно заметить – вокальные данные затмивают амплуа драматического актера. Задевает ли Вас подобное замечание?

 

- Нисколько, ибо – все правда. Я крайне скептически относился к образу «кинозвезды». Склоняясь к опере, какие-то нюансы требований руководителей съемочного процесса не то что бы игнорировал – скорее, не до конца вникал в ситуацию. Карузо – другая история. Он мой кумир. Именно с арий величайшего тенора вселенной проснулись неизвестные дарования Альфредо Кокоцы. Здесь «сверкала мечта» максимально точно передать характер персонажа, не оскорбив ни поклонников выдающегося итальянца, память о нем.

 

- Не все приняли глубокого погружения в кинематограф. Возможно, Ваша карьера сложилась бы иначе, не окажись Марио Ланца на экране в упомянутой ипостаси?

 

- Сослагательное наклонение не совсем уместно. Моя судьба отнюдь не эталон для подражания. Я совершил множество ошибок (в том числе на профессиональной тропе). Жалеть я ни о чем не привык. Надеюсь, потомков порадуют мое наследие.

 

Дмитрий Шутов

22.07.2018 17:43

Другие новости по теме: Музыка

Лента новостей

Развлечения и отдых

Спец. проект
Наверх