Моноспектакль «С креста снимая боль»: борьба с губительной страстью

 

 

Краснодар. — Кубань-шоу. Моноспектакль- не терпит лжи. Одиночество на сцене – беспристрастно. Оно, безмолвным арбитром, оценивает искренность, отвергая, даже незначительные отклонения от подлинных чувств. Алла Дементьева, выходя на подиум, декламируя стихи собственного сочинения, будто обнажает душу, призывая незримого собеседника разобраться в перипетиях добровольной исповеди.

Алла Дементьева: На подмостках испытываю эмоции, которые невозможно описать. Они часть меня, и каждый раз я их переживаю. Снова и снова делясь ими с залом.

Представление по книге поэтессы действительно не заподозришь в фальши. Сиюминутное рандеву, где женщины и мужчины с первых же мгновений плачут о судьбе не только человека, но и всего человечества. Интерьер кухонного молчания, обыденности взаимоотношений полов и праздности расставаний наталкивают на размышления о добровольном забытье. Однако через несколько минут наблюдается отчетливый призыв ввязаться в бой. Собирательный образ брошенных дам рассыпается на осколки, давая себе шанс уничтожить в памяти былые любовные промахи.

Алла Дементьева: Безусловно, противоборство души и разума – неотъемлемая часть спектакля. Зависимость женщины от мужчины – тоже. Героиня борется с собой, отрицая очевидное. Но в конце-концов она делает правильный выбор и побеждает.

Действо, зеркально отражая книгу «С креста снимая боль», справедливости ради, менее эпатажно, чем само издание. Сопутствующие текстовому наполнению изображения в стиле «ню» намекали зрителям на некий ореол скандальности. Впрочем, сценический эквивалент отдалился от эротической визуализации. Вобрав в себя оттенки оперного собрата «Голос», а также соединившись с цветаевскими экскурсами к Пушкину, пьеса отличалась уместной сдержанностью. Обнародованный «дневник» не склоняет критиков на чью-либо сторону, сохраняя между «инь» и «янь» вечный паритет.

Алла Дементьева: Очень хотелось избежать пошлости (и в книге, и в постановке). Стремились творить настоящее искусство и не скатывались к чему-то одиозному. Разумеется, главный цензор – я. Вдобавок, в моей команде много людей, имеющих правильное понимание рамок приличия.

Честность – субстанция хрупкая. Видимо, руководствуясь такими принципами, автор не прибегнул к помощи профессиональной актрисы. Рафинированная боль, очищенная от приторных добавок, пронзается насквозь. Кульминация уходит от банальностей, отдавая предпочтение многоточию. Скрываясь от гнета губительной страсти, муза (в лице госпожи Дементьевой) все же подмигивает созерцателю, и лишь затем – исчезает, держа за плечи призрачного визави.

Алла Дементьева: Нет, мыслей нанять профессионального актера не было. Вообще, идея выступлений возникла спонтанно. Бесспорно, все, что вы видели – плод коллективного труда. Не спорю, настоящие артисты – отдельная история, и я с ними не соперничаю. Но я стараюсь совершенствоваться и, естественно, не будь со мной рядом режиссера – проект вышел бы менее удачным.

 

Дмитрий Шутов

10.05.2018 17:30

Другие новости по теме: Сценическое искусство

Лента новостей

Развлечения и отдых

Спец. проект
Наверх